Сталин: “Мы все просрали..”

Сталин22 июня 1941 года в 4 часа утра по московскому времени немецкие войска на всем протяжении границы между Германией и СССР развернули военные действия.

РККА не была готова к отражению агрессии.

Это был гигантский просчет во внешней политике, ответственность за который ложится на Иосифа Сталина, и только на него.

В 4.17 командование черноморского ВМФ докладывало Жукову, занимающему в то время должность начальника Генерального штаба РККА, об армадах немецких самолетов, появившихся в воздушном пространстве СССР.

В 4.30 генералы Западного фронта сообщили о нападении.
В 4.40 поступили сообщения о нападении на Прибалтику.

В это же время в Кремль позвонил комендант Севастополя Кузнецов и под грохот взрывов доложил о том, что город бомбят немецкие самолеты.

Дежурный офицер ответил Кузнецову, что товарища Сталина в кремле нет. Сталин в это время мирно спал на даче в Кунцево.

Дозвониться до Сталина удалось Жукову. Через несколько минут Сталину позвонил еще и Семен Буденный.

Это был смелый шаг с их стороны. Генералы ссали. Они прекрасно знали об отношении Иосифа Виссарионовича к подобным заявлениям:

Маленков – Кузнецову: “Вы понимаете, что вы говорите?”
Тимошенко – Воронкову: “Напишите докладную письменно и распишитесь. По немецким самолетам огонь не открывать!”

В 5.45 в Кремле собрались члены политбюро. К ним присоединились Жуков, Буденный, Тимошенко и Мехлис.

Сталин держал себя в руках, но голос его подрагивал: “Гитлер просто ни о чем не знает! Будем ждать новостей из Берлина.”

Приказ об отражении агрессии не был отдан.

“Свяжитесь с немецким посольством” – приказал Сталин Молотову.
В это время в кабинете Молотова трезвонил телефон. Молотов посайгачил в свой кабинет. Звонил Шуленбург, посол Германии в ССР, и просил его принять.

Шуленбург приехал в Кремль и зачитал телеграмму из Берлина: “Необоснованная концентрация войск на германской границе вынудила 3-й Рейх принять меры…”

В это же самое время в Берлине пьяный в сиську Риббентроп зачитал тот же самый текст послу СССР в Германии Деканозову.

Война началась. Сталин все еще бредил о том, что можно решить вопрос политическими методами: “Победа будет за нами… границу не переходить!”

Однако события развивались совсем не так, как представлял Сталин. Бардак был такой жуткий, а немцы наступали слишком стремительно, для того чтобы Сталин смог распрощаться со своими иллюзиями.

Связи с войсками не было. Сталин начал игру в прятки, которая продолжалась почти 2 недели. Он посылал на фронт своих соратников, которые пропадали. Вслед за ними он посылал других генералов и членов политбюро, которые пропадали также.

Он послал на фронт генералов Кулика и Шапошникова. Они пропали. Он послал за ними Ворошилова. Связь с ним тоже прервалась на некоторое время.

Головы генералов сыпались к ногам Сталина как горох. Испытанный способ – репрессии не помогал. Красная Армия была разбита и отступала.

28 июля немецкие войска захватили Минск. Сталин метнулся в Генштаб и выдал Жукову грандиозных пиздюлей. Георгий Жуков расплакался в кабинете.

Когда Сталин садился в свой бронированный “Паккард”, то произнес ту самую фразу: “Все потеряно. Я сдаюсь. Ленин основал это государство, а мы его проебали!

Сталин матерился всю дорогу до своей дачи в Кунцево: “Ленин оставил нам огромное наследство, а мы его приемники, все просрали! Проебали все! Нас поимели со спущенными штанами!

литература:
Монтефиоре “Сталин. Двор красного монарха” со ссылками на воспоминания Н.Хрущева, А. Микояна, В.Молотова.

Comments on Сталин: “Мы все просрали..”