‘Неудобный историк’ Юрий Дмитриев

Юрий Дмитриев

Чем так насолил власти историк Юрий Дмитриев и почему суд приговорил его к 15 годам тюрьмы? Есть несколько вопросов по этому делу и у меня есть некоторые предварительные выводы.

Прежде всего нужно ответить на два вопроса:

  1. Действительно ли Юрий Алексеевич Дмитриев был педофилом?
  2. Кому он перешел дорогу?

Бекграунд


Юрий Дмитриев являлся главой карельского “Мемориала” и проводил расследования сталинских репрессий с 1997 года и  случайно обнаружил массовое захоронение расстрелянных заключенных.

В 2012 году Юрий Дмитриев разводится с женой. У него две родных дочери, уже взрослые, и третья девочка, усыновленная семьей.

По итогам развода девочка остается с отцом.

Естественно пристальное внимание со стороны органов опеки.
А надо отметить, что Юрий Дмитриев имел страсть к фотографированию. Он вообще фотографировал и документировал все.

Его приемная дочь имела проблемы со здоровьем (энурез) и пожаловалась на боль в паху.

Он раздел девочку и сфотографировал. Фоток было не менее 4х.

Во время обыска на его компьютере нашли эти фотки и все завертелось.

Кроме фоток нашли незарегистрированное некомплектное охотничье ружье.

У меня нет пока ответа на вопрос №1, нужно как минимум ознакомиться с решениями судов за разные годы.

Психологическая экспертиза показала, что Юрий Дмитриев не имеет склонности к педофилии.

С экспертизами фоток все сложнее. Их было несколько и каждая экспертиза противоречила предыдущей.

Так что ответа на вопрос №1 пока нет, но есть косвенные доказательства того, что Юрий Дмитриев никакой не педофил, а вся эта история не больше, чем попытка скомпрометировать историка и сам “Мемориал”.

Реакция власти

Когда был открыт частичный доступ к архивам НКВД, Юрий Дмитриев начал активно их изучать.

И по случайности обнаружил, что часть т.н. “Соловецкого этапа” и часть заключенных лагеря в Медвежегорске была расстреляна в урочище Сандармох в 1937-1938 годах.

Когда историк приехал на место, то обнаружил там характерные следы братских могил, осыпавшиеся прямоугольные ямы.

Естественно их начали копать. Раскопали 5 штук и охуели.

В 5 ямах было около 100 останков с характерными признаками казни через расстрел.

Раскопки проводились на деньги “Мемориала”.

Конечно в администрации Карелии знали о проводимых работах и полиция была в курсе происходящего.

На 5-й яме прокуратура казала “брейк”, хватит. Ставим в Сандармохе мемориал, прекращаем работы.

Всего таких ям было найдено 236 штук, считайте сами сколько людей в них лежит.

В это время Юрий Дмитриев и “Мемориал” публикуют отчеты о находках в Сандармохе.

В Сандармох начинают приезжать делегации, место становится своего рода местом поклонения потомков жертв сталинских репрессий и вызывают интерес у иностранных историков.

Все это начинает беспокоить администрацию Карелии.

С 2014 года ситуация усугубляется тем, что у России обостряются отношения с Западом, а делегации иностранных государств продолжают ездить и интересоваться Сандармохом.

В итоге на администрацию Карелии было оказано давление из центра, в этом у меня нет сомнений.

Осталось дело за малым – как-то заткнуть Юрия Дмитриева и “Мемориал”.

Что собственно и произошло путем возбуждения уголовного дела против историка.

Про сам “Мемориал” не пишу, это тема отдельного поста.

Но это еще не конец истории.

А может Зинка взяла?

В 2015 году появляются публикации питерских историков Юрия Килина и Сергея Веригина  которые делают предположение, что останки в Сандармохе принадлежат красноармейцам, расстрелянным в 1941-1942 годах в финских концлагерях.

Гипотезу о расстрелянных финнами красноармейцах немедленно подхватывают прокремлевские СМИ, Звезда и Life.

При этом Веригин ссылается на работы финских историков, которые, конечно же, недоумевают по этому поводу.

И хотя отношение к советским военнопленным в Финляндии и на оккупированных территориях было, мягко говоря, недружественное, но речи о каких-то массовых расстрелах сотнями и тысячами речи конечно не идет.

Конечно, советских военнопленных казнили, часто без суда, но это было совсем не в районе Медвежегорска, а в районе интенсивных боев на Карельском перешейке и самый массовый случай расстрела, когда одновременно расстреляли 50 человек тоже подробно описан.

Впоследствии поэтому и другим случаям расстрела красноармейцев проводились судебные слушания в Финляндии.

Попытка “замылить” тему характерная черта путинской власти.

Так было с Катынью, Медным и другим местам массовых расправ сталинского режима.

Сначала используется давление на организации, проводящие расследования, затем уголовной преследование членов этой организации, появляются “диспетчеры Карлосы” и “распятые мальчики” и вот уже черное становится белым.

Верховный суд РФ отказал в рассмотрении дела Юрия Дмитриева.

Но мы все помним.

Подробнее в публикациях:

Переписать Сандармох

Сандармох. От кладбища репрессированных - до воинского мемориала

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *