2 копейки

Везде, где есть наличные деньги, там воруют. Воруют всегда, это аксиома. СССР не исключение из этого правила, даже наоборот, ярчайшее подтверждение.

В СССР воровали там, где казалось бы и украсть нечего. Например телефоны-автоматы. Таксофоны то есть.

Звонок из таксофона стоил 2 копейки. В таксофон опускались либо одна монетка в 2 копейки либо две монетки по 1 копейке.

Казалось бы, что там украсть? Копейку-две? Ан нет, на этих копеечках люди неплохо зарабатывали и сейчас я расскажу как.

Деньги из таксофонов воровали все – монтеры, инкассаторы, водители, забирающие выручку, да и простые граждане при наличии полезных навыков могли запросто умыкнуть деньжат.

Все дело в конструкции таксофона.
Таксофон имел два отдельных отсека каждый из которых запирался отдельным ключом. В верхней части находилась механика – монетоприемник, контактная группа, провода, номеронабиратель и прочая ебанина.

В нижней находилась копилка куда ссыпались монеты из верхней части.
Весь процесс соединения выглядел так: юзер опускал монетку в монетоприемник и набирал номер. Когда на другом конце провода отвечали, монетки проскакивали в монетоприемник, который фиксировал размер монетки, и если монетка нужного размера, она проскакивала дальше по желобу. На конце желоба было подпружиненное коромысло, пружина которого была расчитана на вес в 2 гр.

Если вес соответсвовал 2 граммам, то коромысло опускалось, подключая через реле микрофон таксофона. Соединение установлено, монетка проскакивала из верхней части в копилку.

Электромонтер, который обслуживал таксофон просто подкладывал бумажку на щель копилки и тогда монетки сыпались не в копилку, а в корпус таксофона.

Главное было вовремя открыть верхнюю часть, забрать монетки, чтобы они не забили механику и чтобы в копилку что-то нападало, чтобы инкассаторы не офигели, что там пусто.

На типовой АТС на 10 000 номеров обычно было подключено 100 таксофонов.
Изготовив собственный ключ в реале можно было окучивать до 10 таксофонов таким образом.

Обычно полная копилка весила нетто 2-3 кг, то есть в копилку ссыпалось за день 2-3 рубля. Это в среднем, конечно. Все зависело от места, где стоит таксофон.

Понятно, что возле метро в таксофон за день насыпется и 4 рубля, а где-нибудь на отшибе в Царицыно 1 рубль за неделю.
Так что грамотный электромонтер мог спокойно намыть себе копеек 50 в день с каждого таксофона.

Еще со сменщиком поделиться идеей, минус 30% (потом расскажу почему) и 30-40 рублей к зарплате неплохая прибавка.

Но это так, мелочевка.
Настоящее бабло с таксофонов стригли инкассаторы и водители.

Весь процесс выглядел так: утром водила с автобазы МГТС подавал свой “ИЖ-каблук” к таксофонному узлу и забирал инкассатора. Затем, следуя по точному маршруту, отклониться от которого было нельзя, бригада объезжала таксофоны и меняла копилки.

Собственно делов было вскрыть пломбированную копилку и забрать оттуда горсть мелочи. Это самый чистый вариант.

В другом варианте можно было как и монтер, положить на копилку сверху бумажку, тогда часть монет ссыпалось в корпус, а не в копилку.

Ловить инкассаторов и водителей выезжала бригада контролеров. Целых 2 штуки с таксофонного узла, один общественный контролер и водила.

Устраивалось целое детективное шоу. Сначала бригада контролеров объезжала таксофоны по маршруту инкассаторов. Копилки взвешивались на обычных кухонных стрелочных весах, а данные записывались.

Затем, вес копилки передавался в пункт приема денег на том же самом таксофонном узле.

Иногда устраивались засады. Автомобиль контролеров ставился неподалеку от таксофона “в засаде”.
Все сводилось к тому, чтобы понаблюдать, как инкассатор забирает копилку и кладет ее в “Каблук”.
Еще была “погоня с преследованием”. Просто за инкассаторским “Каблуком” ехала “Жига” контролеров до их въезда в ворота таксофонного узла.

Третьим местом кражи денег был пункт сортировки монет.
Дело в том, что все советские граждане были очень склонны к халяве. Чего только не засовывали в монетоприемник!

Заколки, спички, пилки для ногтей, металлические пластины, ну и конечно “вечные” двухкопеечные монеты.

В монетке просверливалось отверстие и к монетке привязывалась леска или прочная нитка. В нужный момент, когда соединение проключилось монетка выдергивалась и разговор получался бесплатный.

Каких только ухищрений не было! Монетки с отверстием, монетки с пропилом, с пропилом и отверстием, обвязанные ниткой, проволокой, медные кругляки вместо монет, алюминиевая высечка.

Все это сортировалось и негодные монетки актировались. Вопрос был лишь в том, какое количество монет нужно было актировать в течение дня. Два рубля? Три? 10?
За всем этим тоже следили контролеры, но деньги все равно воровали.

Водители с автобазы МГТС и инкассаторы были в сговоре. Но сбыть груду мелочи не так то просто. Любимая шутка продавцов Совдепии, когда приносишь им кучу мелочи на кассу: “Ты что, на паперти стоял?”
И дело даже не в гнусных шутках, а в том, что большое количество мелочи привлекает внимание. Запросто найдется гражданин, который стуканет в ментовку.
Один раз придти с мелочью еще сойдет, можно отмазаться, что разбил копилку, а на второй-третий спалят это дело.

И вот тут в дело вступали продавцы овощных отделов магазинов.
Инкассатор или водила таксофонного узла подваливали к продавцу с предложением, а не хочет ли дорогая продавщица чуток заработать? Чтоб продавщица овощного заработать не хотела – это нонсенс.

Тогда продавщице сдавалась мелочь по 1-2 копейки за 70% от номинала. С каждых 10 рублей мелочи продавщица отстегивала 7 рублей полновесными советскими бумажными рублями.

Инкассаторы и водители неплохо жили по советским меркам. У каждого личный автомобиль, неплохая одежда, явно не из “Промтоваров”, прочие “атрибуты сладкой жизни”.

Ловили их на воровстве? Конечно да и многих. Было ли им что-нибудь за это? Да, было. Максимум, что могли сделать с проворовавшимися работниками это уволить. Точнее попросить уволиться по собственному желанию.

В Совке ведь как все устроено – круговая порука. Проворовался один, а отвечать будет весь коллектив. К примеру премии лишат или 13 зарплаты. Ну и показатели социалистического соревнования портились.

За это ебли начальника, его зама, комсомольского и партийного секретаря. Еще и профоргу доставалось. А кому нравится, когда его ебут? Жестко, анально и без вазелина? Правильно – никому.

Поэтому инкассаторам и водителям все сходило с рук. Пойманные на воровстве просто вносили в кассу недостачу и на этом все прекращалось.

А жизнь в СССР была классная, пломбир вкусный, все были идейными гражданами с высокой социальной ответственностью. Но бабки, кто мог пиздил, если такая возможность была. И не только бабки, но об этом как-нибудь в следующий раз.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *